ПонедельникПн, 6 декабря 23:05 16+
Сейчас -9 °C Ночью -9…-8
USD$ 73,74 EUR 83,24

Топ-менеджер Сбера рассказал о главных инвестиционных стратегиях россиян

9 ноября 2021 года, 14:02

Зампред правления Сбера Кирилл Царев рассказал, чего никогда не стоит делать на фондовом рынке.

Топ-менеджер Сбера рассказал о главных инвестиционных стратегиях россиян

Как будут меняться цены на жилье, влияют ли локдауны на потребительское поведение россиян и чего никогда не стоит делать на фондовом рынке рассказал в интервью KP.ru зампред правления Сбера Кирилл Царев.

— Насколько своевременным, по вашему мнению, было поднятие Центробанком ключевой ставки сразу на 0,75%? Многих удивила такая решительность.

— Мы знаем, что Центробанк хорошо умеет справляться с таргетированием инфляции. Мы это видели еще в 2014—2015 годах. Поэтому нынешнее решение — это ответ на события, происходящие в мире. Прежде всего, на повышение инфляции. Рынок, действительно, полагал, что ключевая ставка будет повышена на 0,5%, и этот объем накануне решения уже был отыгран. Так как подъем произошел выше, то реакция рынка продолжилась после принятия решения о повышении ключевой ставки.

— Вы согласны с ЦБ, что сегодня нужно охлаждать потребительское кредитование? Закредитованность населения перешла уже за какие-то опасные уровни?

— Страна большая — возможно, есть клиенты и сегменты, где сейчас есть повышенная долговая нагрузка. Но если смотреть на заемщиков Сбербанка, то мы не видим никакого ухудшения состояния заемщиков. По скоринговым баллам, по которым мы оцениваем клиентов, никакого драматического или даже существенного ухудшения вообще не происходит. Еще одно подтверждение — уровень просроченной задолженности остается на низком уровне.

— Это касается и потребительских, и ипотечных кредитов?

— По ипотеке, в принципе, очень низкий уровень риска. Просроченная задолженность очень низкая. У нас граждане к ипотеке относятся очень ответственно.

«ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА» НА БИРЖАХ ПОДХОДИТ К КОНЦУ

— Наблюдаете ли вы с начала пандемии изменения в экономическом поведении россиян? Правда ли, что средний человек стал больше сберегать, меньше потреблять?

— Мы видим разнонаправленные движения. После первого локдауна мы, действительно, видели всплеск спроса. Так называемый «отложенный спрос». Но сейчас, когда объявляется о новых ограничениях, эти явления уже сглажены. Чередование ограничений и послаблений становится нормой, и люди уже не реагируют так резко, как раньше и продолжают вести привычный образ жизни. С другой стороны, происходят фундаментальные изменения некоторых привычек. В первую очередь, это касается электронной коммерции, наши сервисы доставки, работающие в этих нишах, активно растут. Переход на удаленную работу из дома — еще один мощный тренд, который стимулировал и рост спроса на жилье, и на ремонт, и на компьютерную технику.

— В прошлом году на фоне снижения ключевой ставки был большой отток средств с депозитов. Народ переводил сбережения в доллар, в акции, в другие финансовые инструменты. Сейчас, когда ставку резко повышают, как быстро люди стали возвращать средства на банковские вклады?

— Во-первых, давайте отличать срочные счета и счета до востребования. В прошлом году мы видели сокращение размещенных средств на срочных счетах. При этом большая часть этих денег оставалась на счетах до востребования. Да, доходность тут может быть чуть меньше, но зато клиент каждый день может принимать решение, что делать с деньгами. И это был популярный инструмент, потому что в ситуации нестабильности многие так и говорили: пусть пока тут полежат, вдруг я завтра что-то решу.

Конечно, очень вырос рынок ценных бумаг. Процентные ставки в прошлом году были низкие, даже на чисто психологическом уровне. В такой низкой инфляции, как в 2020 году, мы никогда не жили. Разумеется, люди начали искать альтернативные методы заработка. Но доходность на бирже всегда идет рука об руку с риском. Вообще любая повышенная доходность — это почти наверняка повышенный риск.

Центробанк совершенно обоснованно сейчас уделяет внимание финансовой грамотности населения. Ввел механизм тестирования неквалифицированных инвесторов. Потому что те, кто пришел на рынок акций в прошлом году, они увидели вот что: сначала резкая коррекция вниз на начале пандемии, а потом эти подешевевшие акции стали хорошо расти. И тот, кто купил дешевые акции и они выросли на 20−30% за год, он, естественно, начинает думать: «Наверное, я всю жизнь занимался не тем». И пытается эти полгода спроецировать на всю свою дальнейшую жизнь. Почему-то никто не вспоминает в этот момент, что никакая доходность тут не гарантирована, и деньги можно просто потерять.

Бум прошлого года частично продолжается и сейчас. Но темпы уже замедляются. С другой стороны, опять начинает подрастать доходность на депозитах. Люди пока не понесли обратно деньги. Но, в целом, мы видим общий приток и на рынок ценных бумаг, и на депозит. Просто приток на банковские счета сейчас станет больше.

Есть и психологические причины, почему люди будут неохотно возвращать деньги с биржи на другие инструменты. Непрофессиональные инвесторы не готовы фиксировать свои убытки. Это известное наблюдение трейдеров. Многие будут держать свои акции до последнего, будучи уверены, что, если что-то упало, надо просто подождать и все отрастет обратно.

Я считаю, что для каждого продукта будет своя ниша. В случае с фондовым рынком это еще и передача управления своим капиталом профессиональным инвесторам, через инвестиционные фонды. В любом случае ключевым способом защиты своих накоплений остается диверсификация. И я искренне верю, что классические банковские продукты никуда не денутся.

— На бирже есть еще элемент азартной игры.

— Хотите эмоций — не вопрос. Переведите 1% своих сбережений в акции и следите, как они растут и падают. Какую-то небольшую сумму проинвестируйте наудачу, ей рискуйте. Остальное отдайте в управление профессионалам или рассмотрите такой инструмент, как облигации надежных эмитентов, так как по характеристикам он наиболее близок к депозиту, при этом даже в облигациях риск выше. Но самый главный совет, который я хочу дать абсолютно всем, если вы не профессиональный участник рынка ЦБ: никогда не инвестируйте на биржу заемные деньги. Никогда!

ЦЕНЫ НА КВАРТИРЫ ДОЛЖНЫ СТАБИЛИЗИРОВАТЬСЯ

— Герман Греф на недавней встрече с Владимиром Путиным сказал, что россияне сильно недокредитованы с точки зрения ипотечной нагрузки. Неужели после прошлогодней ипотечной лихорадки, связанной с льготными кредитами, еще есть большой неудовлетворенный спрос?

— Конечно. Это показывает статистика: сколько квадратных метров приходится на человека в России и сколько в мире. Плюс средний возраст нашего жилья. Вопрос улучшения жилищных условий по-прежнему стоит на повестке у большого числа граждан. Мы видим большой спрос как на вторичку, так и на первичку. Если вы поговорите с застройщиками, то никто из них не видит сложностей с реализацией квартир. К слову, в России по-прежнему остаются не очень высокие темпы строительства жилья. Ситуация с льготной ипотекой это показала: спрос резко вырос, и оказалось, что на рынке не так уж много предложения.

— И в результате вся льгота по ипотеке была съедена ростом цен…

— Я бы сказал, частично была этим съедена. На самом деле, если посмотреть график, то за 10 лет квартиры выросли в цене сопоставимо с ростом инфляции. Просто мы об этом много не говорили, когда в 2017—2018 году жилье дешевело. В прошлом году произошло восстановление.

Сейчас из-за роста процентных ставок мы увидим замедление ипотеки. Портфель все равно будет расти, но объемы новых выдач, наверное, скорректируются. А когда Центробанк справится с таргетированием инфляции и ставки пойдут вниз, мы увидим возврат повышенного интереса к ипотеке.

И кстати, мы видели рост ипотечного кредитования не только по госпрограммам. У нас 60% всех новых выдач — это вторичка.

— Хочу уточнить: можно ли ждать снижения цен на жилье, с учетом того, что спрос сейчас будет сокращаться, а предложение на рынке, с учетом многих запущенных проектов, наоборот увеличится?

— Рынок жилья отличается тем, что на нем действуют долгие тренды. Невозможно за неделю нарастить предложение, построить резко больше домов. Нынешнее ограниченное предложение на рынке было заложено в 2016−17 годах, когда этот рынок еще не выглядел так привлекательно, как сейчас. Поэтому вряд ли можно ожидать серьезного увеличения предложения жилья на рынке. Какие-то изменения могут начать происходить за горизонтом двух лет. Можно предположить, что ситуация сейчас будет такая: не так много спроса и не так много предложения. Это приведет к некой стабилизации цен. Возможна ли небольшая коррекция цен? Да, причем и вверх, и вниз, но определенно она не будет драматичной. Так что я бы не ждал существенного снижения цен на жилье. Как минимум, у нас есть инфляция, причем в этом году она под 8 процентов. То есть для покупателей хорошей новостью будет даже не коррекция вниз, а отсутствие роста.

— Сбербанк уже начал повышать ипотечные ставки после последнего решения ЦБ?

— Нет, Сбербанк пока не повышает. Мы, безусловно, внимательно смотрим на соотношение макропараметров. И будем изменение ипотечных ставок увязывать с изменением ставок по депозитам и по другим типам кредитов. Пока смотрим на рынок, никаких решений не принято.

НЕ НАДО ДЕМОНИЗИРОВАТЬ БАНКИ

— В последнее время Центробанк активно декларирует борьбу с навязанными банковскими услугами и комиссиями. Чаще всего в этом контексте обсуждаются страховки, без которых по низким ставкам невозможно получить ни один кредит. Как эта история выглядит с точки зрения банков?

— Во-первых, мы негативно относимся к навязыванию каких-либо услуг. Есть один вид страхования, обязательный при кредитовании — это страхование предмета залога, то есть, например, квартиры, при ипотеке. В вопросе заключения договора страхования жизни при кредитовании выбор остается за клиентом: он может взять кредит со страховкой или без. Важно понимать, что объективно страхование жизни дает определенные гарантии и клиенту, и банку: если что-то пойдет не так, страховая компания возьмет на себя платежи по кредиту. К счастью, у большинства все идет обычно нормально, поэтому страховки не очень дорого стоят.

Вместе с тем, я считаю очень важно, чтобы клиенты понимали суть каждого продукта и, действительно, принимали более взвешенные решения. По сути, это то же самое сочетание риска и доходности, как и на рынке ценных бумаг. У нас есть обязательное автострахование — к этому все относятся нормально. Почему же не страховаться, если вы берете большую сумму в кредит?

— Добровольное страхование вообще в России не очень развито по сравнению с западными странами…

— Да. Иногда опираемся на «авось», чего скрывать. Еще раз скажу, наша ключевая позиция: любой кредит можно получить без полиса страхования жизни. Но страхование снимает часть рисков, и с клиента, и с нас, и, например, по ипотеке застрахованным людям мы готовы предоставить дополнительную скидку.

— Еще одно относительно свежее предложение Центробанка — увеличить так называемый «период охлаждения», во время которого граждане могут отказаться от навязанного им кредитного или страховочного продукта. Сейчас этот период составляет 14 дней, предлагается увеличить его до месяца, то есть фактически до первого платежа по кредиту. Ваше отношение к этой инициативе?

— По нашей статистике, наши клиенты очень редко пользуются опцией «периода охлаждения». На мой взгляд, к вопросу расширения этого периода надо подходить очень взвешенно. С точки зрения банков необходимо исключить случаи так называемого «потребительского экстремизма», то есть неких злоупотреблений со стороны клиентов ради своей финансовой выгоды. Каждый день кредита имеет свою рассчитанную стоимость, и возможность эти деньги взять, а потом через месяц вернуть, заставляет пересчитывать всю экономику. Мы находимся в дискуссии по этому вопросу, надо взвесить все за и против.

— В массе наши граждане хорошо знают привычные банковские продукты, такие как вклад, потребительский кредит, кредитная карта. Но сейчас появляется много новых банковских продуктов, которые могут ввести в заблуждение простого человека. Например, инвестиционное страхование жизни, который порой рекламируют как «альтернативу обычному депозиту». Насколько сейчас они востребованы у населения? И нужно ли запретить ими пользоваться неквалифицированным инвесторам, как предлагает ЦБ?

— Финансовую грамотность надо поднимать, тут нет вопросов. Мир вообще становится все более сложным, поэтому нужно все время узнавать что-то новое. Все запрещать или все разрешать — это, на мой взгляд, путь в никуда. Нужна золотая середина. Я считаю, что, действительно, для пользования сложными финансовыми продуктами нужно обладать определенной квалификацией. Иначе человек может потерять больше, чем у него есть. Но мы не должны забывать и про личную ответственность каждого человека за свои финансы. Сегодня пользуются популярностью такие продукты как накопительное страхование жизни (НСЖ), индивидуальные инвестиционные счета (ИИС), по которым кстати государство предоставляет хорошие льготы. Все это стимулирует клиентов к развитию своей финансовой грамотности. Ограничение на пользование новыми продуктами — это еще один вопрос, который требует очень тщательного обсуждения. Нужно просчитать степени риска по каждому из продуктов, в зависимости от этого принимать решения. Как правило, все же сложными продуктами пользуются люди, у которых есть существенные накопления и это, как правило, увязано с довольно высоким уровнем финансовой грамотности. Спрос на эти продукты растет.

— Мне кажется, важно, чтобы этот спрос рос органически, со стороны клиентов, а не со стороны банка, когда сотрудники всячески рекламируют новый продукт, в том числе неподготовленным людям.

— Знаете, я согласен с тем, что спрос должен расти органически. Но давайте не будем демонизировать банки. Сбер, например, за последние годы проделал огромную работу, направленную на исключение практики предложения клиентам сложных, непонятных или попросту неподходящих им продуктов. Ведь как устроен наш бизнес? Мы заинтересованы, в первую очередь, в том, чтобы наши клиенты оставались с нами максимально долго. Поэтому не может быть цели в том, чтобы краткосрочно повысить прибыль. Если я вас, извините, обману, то, скорее всего, вы со мной больше работать не будете. Поэтому для Сбера очень важно выстроить именно долгосрочные отношения с клиентами. И при всем нашем масштабе мы видим, что наша клиентская база растет. Это, наверное, лучший показатель того, что и нашим клиентам с нами хорошо, и нам с ними тоже.

Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем
Экономика
Нижегородская область может стать лидером в реализации нацпроектов
Оценку работе по реализации нацпроектов предстоит дать в конце этого года.
Общество
«Пятерочка» поможет исполнить миллион желаний нижегородцев
Новогодняя акция стартовала в магазинах торговой сети.
Экономика
Максим Девяткин: «Развитие гражданской продукции в РФЯЦ-ВНИИЭФ должно идти опережающими темпами»
О планах института рассказывает финансовый директор саровского ядерного центра.
Культура
«Смута» и Минин вдохновили коллектив нижегородского драмтеатра на настоящий спектакль
Премьера спектакля «Смута» состоялась в Нижегородском театре драмы.