ПонедельникПн, 22 июля 04:21 16+
Сейчас  °C
USD$ 88,02 EUR 96,04

Алексей Нелидов: «Из наркомании два выхода: долгая жизнь или быстрая смерть»

28 июня 2024 года, 09:31

Почти половина больных наркоманией, состоящих на диспансерном наблюдении, находится на пути к полному выздоровлению.

Алексей Нелидов: «Из наркомании два выхода: долгая жизнь или быстрая смерть»

Для многих выражение «наркоманы долго не живут» — истина, сродни классической «дважды два — четыре». Для обычного человека оба утверждения — банальность. А для того, кто хорошо знаком с предметом, — не всегда. Так, математик, услышав про дважды два, обязательно уточнит: в какой системе счисления?

О том, что такое «долго» или «недолго» в системе летоисчисления человека, больного наркоманией, нам рассказал Алексей Нелидов, кандидат медицинских наук, внештатный главный специалист — детский психиатр-нарколог министерства здравоохранения Нижегородской области, заведующий диспансерно-поликлиническим отделением № 2 по обслуживанию детского населения.

— Это очень серьёзная проблема, и она изучается не только медиками-наркологами, но ещё и эпидемиологами, и социологами, и даже, наверное, криминалистами. Но полицейская статистика распределения преступлений по возрасту преступников нам недоступна, поэтому будем пользоваться медицинской. Она тоже даёт возможность уловить определенные закономерности.

Границы возраста начала потребления наркотиков у больных наркоманией — естественно, только у тех, у кого мы можем проследить биографию, — от подростковых 14−15 до 22−23 лет, когда заканчивается юность и человек переходит в период ранней зрелости. В этот период семь-восемь лет происходит знакомство с наркотиками.

По механизмам приобщения к наркотикам эта большая группа потребителей делится на две почти равные части. Первая — подростки, у которых есть различные факторы риска: социально-психологические и семейные. Это дети из неполных семей, где есть дефицит мужского воспитания, дети слабо учащиеся, с низкой мотивацией к учебной деятельности. Так называемые «ленивые», у которых не развита потребность в исследовательской деятельности, в самостоятельных занятиях. У них нет увлечений, они не ходят в кружки и секции, а если посещают, то не задерживаются там.

Но на первом месте, конечно, низкая успеваемость в школе. Очень важен переход от начальной школы. Если в пятом-шестом классе успеваемость падает, то к восьмому у подростка возникает желание как-то компенсировать неуспехи в учёбе. И первое, что приходит в голову, — девиантное поведение: хулиганство, лёгкое воровство, курение, спиртное. Довольно быстро в этот ряд могут встать наркотики.

В итоге ребята вместо выбора будущей профессии становятся перед выбором образа жизни. Поскольку я занимаюсь детской наркологической службой, то чаще всего вижу именно таких пациентов.

Но есть вторая группа, она по численности немножко больше. Это люди, которые приобщаются к наркотикам в юношеском возрасте или в возрасте ранней зрелости. В 22−23 года у большинства начинается «добрачный период», то есть знакомство с будущим партнёром по браку. Это очень важный для общества и лично для каждого человека переход.

Здесь велика роль окружающего социума, качество ближайшего окружения: семья, одногруппники в учебном заведении, коллектив на работе. Если эти группы общения нацелены на саморазвитие, на непрерывное освоение новых и новых знаний, навыков, то они готовят переход молодого человека к успешному развитию.

Если окружение настроено на потребление алкоголя, курение, поверхностное отношение к жизни, то с большой вероятностью там же возникнут и наркотики. Пациенты, описывая как они приобщались к наркотикам, говорят именно об этом стыке юношеского возраста и ранней зрелости.

У обеих групп сначала идёт этап эпизодического потребления. Он длится от нескольких недель до полугода. Если в это время не прекратить эксперименты, то обязательно наступит этап систематизации потребления. Возникает потребность: внутренняя, психологическая или даже физиологическая. Все отговорки, вроде «был трудный день», «не находится решение», «надо взбодриться, повысить работоспособность, употреблю только для этого, и всё» — чушь собачья! Никому никогда это не удавалось!

И третий этап — физическая зависимость, когда головной мозг подчиняется наркотикам без участия пациента. Заболевание уже течёт неуправляемо со стороны пациента.

— То есть на первых двух этапах это ещё не совсем заболевание?

— Нет, это уже заболевание. Там и толерантность растёт, и сам вид опьянения может меняться. И социальная среда постепенно меняется, подбирается под потребление. Но пока физической зависимости нет, это значит, что наркотик ещё не включается напрямую в обмен веществ.

— И какой в среднем срок проходит от возникновения физической зависимости до летального исхода?

— В случае отказа больного от нашей помощи, от лечения и достижения стойкой ремиссии продолжительность жизни после возникновения физической зависимости известна — шесть-восемь лет.

У наших пациентов всё зависит, как и вообще в медицине, от того, на каком этапе пациент решил лечиться. При раннем обращении и добросовестном выполнении назначений врача, при активной реабилитации личности продолжительность жизни будет такой же, как у здорового человека. Если, конечно, нет других врождённых или приобретённых заболеваний.

При позднем обращении — через несколько лет после начала физической зависимости — жизнь сокращается, к сожалению, на несколько лет. Это плата за пагубное пристрастие.

Так, за 2023 год среди уклоняющихся от лечения и не имеющих ремиссии в Нижегородской области зарегистрировано 442 летальных исхода, или 13,6% от стоявших на учёте. При сохранении такой же динамики все стоящие на учёте и уклоняющиеся от лечения вымрут за 7,5 года. Хотя, я думаю, это случится даже раньше.

— А как выглядит Нижегородская область на фоне других регионов?

— Общая заболеваемость наркоманией в области составила 147,8 человека на 100 тысяч населения. В Нижнем Новгороде — 262,5. Данные по России есть только за 2022 год — 157,8.

Первичная заболеваемость в области 6,7, в Нижнем Новгороде — 9,7. По данному показателю наркоситуация в целом по области характеризуется как сложная, а по областному центру — как предкризисная.

И ещё немного статистики. По данным бюро судебно-медицинской экспертизы, в 2023 году в области зарегистрировано 110 летальных исходов от отравления наркотиками и психотропными веществами (в 2022-м — 85, рост на 29,4%). Среди них двое несовершеннолетних. 77 человек — жители Нижнего Новгорода.

— Статистика негативная. А есть что-то позитивное?

— Есть: в прошлом году отмечено значительное снижение числа лиц, стоящих на диспансерном наблюдении с диагнозом «Наркомания», — на 10,5%.

В ремиссии, то есть в стойкой — от шести месяцев до года — трезвости у нас 444 больных, от года до двух лет — 403 человека, свыше двух лет — 412 человек. А ещё 178 человек снято с диспансерного наблюдения в связи со стойким выздоровлением. В сумме это около 46%. Так что обращайтесь за помощью!

— Выходит, если человек, принимающий наркотики, согласился на лечение, то он может вылечиться. И тому есть примерно полторы тысячи примеров только за прошлый год. Достаточно убедительная цифра.

— Мы делаем всё, чтобы наши сегодняшние пациенты увеличили отряд выздоровевших, а отряд заболевших становился меньше. Но это тема для другого разговора.

— Спасибо, Алексей Львович.



Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем