ПонедельникПн, 6 декабря 23:18 16+
Сейчас -9 °C Ночью -9…-8
USD$ 73,74 EUR 83,24

Определены перспективы решения проблемы свалок мусора

15 ноября 2021 года, 10:52

Главное в этом вопросе — изменить психологию людей.

Определены перспективы решения проблемы свалок мусора

По данным Росприроднадзора, российские свалки занимают площадь 4 млн гектаров, то есть 40 тысяч кв. км. Это равно площади Нидерландов или Швейцарии. Территория, занятая мусором, увеличивается на 400 тысяч гектаров ежегодно. Если такие темпы сохранятся, то к 2050 году свалки займут 1% площади России.

В течение последних десяти лет в России увеличиваются темпы роста объемов мусора. Сейчас среднестатистический житель выбрасывает в год более 400 килограммов отходов. Большую часть бытового мусора в России вывозят на свалки. Сейчас в стране насчитывается около 15 тысяч легальных свалок. Сколько существует нелегальных свалок, никто сосчитать не может. Только в нашем регионе их ежегодно ликвидируют сотнями. Но они вновь возникают. Борьба с нелегальными свалками напоминает миф о борьбе с многоголовой гидрой, когда на месте одной отрубленной головы, возникают две новые.

Проблема борьбы со свалками обострилась в середине прошлого века, когда стали массово использоваться изделия из пластика. Первыми осознали проблему страны Европы. Решение, принятое ими, было явно неоднозначным. Пластик и другие, трудно разлагающиеся предметы, попросту стали вывозить в страны третьего мира. Так в Африке возникли целые регионы, утопающие в мусоре развитых стран. Стало понятно, что это не решает проблему, а только усугубляет ее.

В России также возникли проблемы. Существующие полигоны быстро заполнялись и создавали так называемые очаги накопленного вреда. При этом наносился вред не только окружающей среде, но и здоровью жителей. В Нижегородской области находится девять объектов накопленного вреда окружающей среде. К ним относятся свалка промышленных отходов «Черная дыра», пруды-накопители кислых гудронов и мазутохранилище «Нефтеямы» в Балахнинском районе, Шуваловская свалка, полигон бывшего ПО «Корунд», свалка промышленных отходов в Павлове, свалки в Первомайске и Богородске, пруд-накопитель кислых гудронов на 21 км Московского шоссе. Все эти объекты необходимо ликвидировать, но пока работы затронули лишь «Черную дыру» и Шуваловскую свалку. Их собираются рекультивировать до 2023 года. По последней информации, региону выделяется 900 млн рублей на ликвидацию свалки в Богородском районе. В проекте бюджета на 2022−2024 гг. предусмотрены средства на разработку проектно-сметной документации на ликвидацию свалки промышленных отходов в Павлове, а также на пруды кислых гудронов на Московском шоссе и в Балахне. Проекты очень дорогостоящие.

В силу определенных причин, подход к классификации отходов в России и в Европе существенно отличаются. В России отходы подразделяют по степени опасности для окружающей среды. Это и понятно. Основная часть отходов размещается на полигонах без какой-либо переработки. Поэтому учет рисков для окружающей среды оказывается главным фактором. Такой подход был предопределен теми обстоятельствами, что у нас значительные свободные территории, на которых можно размещать новые свалки — это самый дешевый способ утилизации отходов, не требующий затрат на развитие инфраструктуры для переработки. И, наконец, у нас изобилие природных ресурсов. В силу этих обстоятельств мы не приучены к экономии средств и ресурсов. И только сейчас, с учетом экологических проблем мы начали формировать новое отношение к отходам.

В Европе при решении проблем свалок пошли по пути переработки мусора. Первым этапом был переход к сжиганию мусора. Но этот метод имел негативные экологические последствия в виде вредных выбросов в атмосферу продуктов сгорания. Поэтому в Европе отходы квалифицируются по возможности переработки. И это, на мой взгляд, более правильный подход. Более того, он ориентирует на поиск технологий переработки. Как показывает мировая практика в решении экологической проблемы мусора, переработке и вторичному использованию подлежат практически все виды отходов. Более того, опыт ряда стран показал, что мусор можно продавать как товар. И за него готовы платить, его готовы завозить из других стран, когда своего не хватает.

Показателен в этом отношении опыт Швейцарии, которая с 2000 года запретила организацию свалок на территории страны. Сейчас там можно либо перерабатывать мусор, либо сжигать, получая тепло- и электроэнергию. В настоящее время страна является одним из лидеров по утилизации мусора на европейском континенте: здесь перерабатывается в среднем 75% всех отходов.

Сегодня современные мусоросжигающие заводы — это небольшие электростанции, вырабатывающие тепло- и электроэнергию. В Германии, например, после запрета складирования мусора на свалках количество таких установок резко увеличилось. В настоящее время здесь работает более 100 установок, рассчитанных на утилизацию более 18 млн тонн мусора. Для их полной загрузки собственно немецких отходов не хватает, поэтому страна забирает мусор и у соседних стран, которые еще и платят за его утилизацию.

А в Швеции после ежегодного сжигания около 330 тысяч тонн твердых бытовых отходов получают электроэнергию и тепло, которых хватает примерно для 90% городских домовладений. По подсчетам шведских экспертов, сжигание четырех тонн отходов дает столько же энергии, как и одна тонна нефти. Сегодня Швеция импортирует примерно 800 тысяч тонн мусора в год. Главным поставщиком мусора является Норвегия, причем норвежцы платят деньги шведам за то, что они избавляют их от отходов.

Понятно, что для ликвидации мусорных свалок, как легальных, так и особенно нелегальных, необходимо их запретить. Никакой другой способ не поможет справиться со свалками. Одновременно понятно, что просто запретить не получится. Мусор надо куда девать. Поэтому требуется создание новой отрасли со всей необходимой инфраструктурой по переработке твердых бытовых отходов. Это потребует времени и средств. Но это путь реального решения проблемы.

Опыт, в том числе нашего региона, доказывает, что всегда будут находиться любители легкой наживы, готовые формировать стихийные и нелегальные свалки где угодно, даже в центре города. За примерами далеко ходить не надо. Многострадальная территория садоводческого кооператива «Родник». История тянется с 2005 года. Недавно заседала очередная комиссия, пытающаяся найти решение проблемы. Стоит напомнить, что свалка находится всего в двух километрах от кремля. А изгнанный новый владелец свалки, по информации местных СМИ, уже организует новую свалку строительного мусора в гаражном кооперативе на улице Заовражной. Забили тревогу и жители деревни Афонино. Под угрозой уничтожения уникальные Артемовские луга. Там тоже начинает появляться мусорная свалка. И таких примеров можно приводить множество.

Внушает надежду то обстоятельство, что в рамках указа президента РФ Владимира Путина с 2019 года в стране началась реализация национального проекта «Экология». Он включает 11 федеральных проектов, в том числе проект «Ликвидация свалок».

Мусоросжигательный завод с функцией переработки отходов в электроэнергию может появиться под Нижним Новгородом. Столица Приволжья вошла в список городов, включенных во второй этап реализации проекта мусорных теплоэлектростанций (МТЭС) в регионах страны. Сообщается, что в настоящее время на территории России возводятся пять мусоросжигательных предприятий. МТЭС строят в Воскресенском, Богородском, Ногинском и Солнечногорском округах Московской области, а также в Казани. Предполагается, что заводы начнут работать в 2022−23 годах. Финансирует строительство ВЭБ. Специалисты считают, что это позволит к 2030 году избавиться от полигонов с отходами, утилизируя до 50% накопленных ТКО. Сейчас лишь 7% отходов отправляется на вторичную переработку. Всего на территории России скопилось более 40 млрд тонн неутилизированных отходов, их количество ежегодно увеличивается более чем на 60 млн тонн.

Московская и Нижегородская область входят в тройку регионов-лидеров по успешному переходу на новую систему по обращению с ТКО. Президентом Владимиром Путиным была поставлена задача перед всеми субъектами — обеспечить 100% сортировку отходов до 2030 года. На данный момент в Нижегородской области этот показатель составляет 71%.

Важным достижением в переходе на новую систему работы с ТБО нашего региона стал запуск межмуниципального полигона «МАГ-1» в Дзержинске в 2018 году. Он предназначен для размещения и обезвреживания твердых бытовых отходов и крупногабаритного мусора с территорий трех муниципалитетов: Нижнего Новгорода, Дзержинска и Володарского района. Предприятие работает круглосуточно. Производительность этого мусоросортировочного завода — 60 тонн в час. В сутки сюда может поступать порядка 1 200 тонн отходов, в год — порядка 480 тысяч тонн. В виду отсутствия раздельного сбора мусора отбор на переработку составляет порядка 16%. В планах руководства завода — повысить процент отбора. Для этого продолжить внедрение раздельного сбора отходов в городах.

В целом позитивные изменения в подходах к развитию отрасли по сбору и утилизации отходов виден невооруженным взглядом. И на уровне федерации, и в масштабах Нижегородского региона. Но до качественного изменения ситуации еще предстоит преодолеть большой путь. Фактически предстоит создать новую отрасль обращения с отходами.

Но едва ли не самое трудное на этом пути — изменить психологию людей к утилизации мусора. Предстоит сформировать нетерпимое отношение к стихийным свалкам. Именно они источник множества экологических проблем. Не зря говорят, что чисто там, где не сорят.

Автор: Александр Суханов

Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем
Экономика
Нижегородская область может стать лидером в реализации нацпроектов
Оценку работе по реализации нацпроектов предстоит дать в конце этого года.
Общество
«Пятерочка» поможет исполнить миллион желаний нижегородцев
Новогодняя акция стартовала в магазинах торговой сети.
Экономика
Максим Девяткин: «Развитие гражданской продукции в РФЯЦ-ВНИИЭФ должно идти опережающими темпами»
О планах института рассказывает финансовый директор саровского ядерного центра.
Культура
«Смута» и Минин вдохновили коллектив нижегородского драмтеатра на настоящий спектакль
Премьера спектакля «Смута» состоялась в Нижегородском театре драмы.