ПятницаПт, 19 августа 08:48 16+
Сейчас +20 °C Днем +22…+24
USD$ 59,96 ▼-0,80 EUR 60,90 ▼-0,93

Виктор Селемир: «Мы открываем новое направление в медицинском приборостроении»

29 декабря 2021 года, 15:30

Научно-производственный центр физики РФЯЦ-ВНИИЭФ завершает Год науки и технологий с отличными результатами. О том, что удалось и что предстоит сделать, мы беседуем с директором НПЦФ членом-корреспондентом РАН Виктором Селемиром.

Виктор Селемир: «Мы открываем новое направление в медицинском приборостроении»

— Виктор Дмитриевич, какие результаты работы вашего коллектива Вы хотели бы выделить?

— Я бы отметил создание нового ускорителя — бетатрона для регистрации быстропротекающих процессов. Это мобильный комплекс, который может использоваться в том числе для исследования уравнений состояния различных веществ. Поскольку мы работаем с генераторами сверхсильных магнитных полей, которые одновременно являются генераторами сверхбольших давлений, то особенности этих экспериментов в том, что мы можем исследовать изэнтропическое сжатие (без повышения температуры). Поэтому получающиеся уравнения состояния интересны в том числе для физики планет.

В области релятивистской СВЧ-электроники мы традиционно держим пальму первенства в мире по мощности выведенного пучка излучения, так же как и по магнитной кумуляции, где мы имеем мировые рекорды по магнитным полям, когда-либо полученным в лабораторных условиях. Достаточно серьезно у нас развиты работы по физике газового разряда. Одним из продуктов этих знаний и является аппарат «Тианокс». Регистрационное удостоверение получено 22 июня 2020 года. Это дает право на производство, продажу и внедрение аппаратов.

— Уже есть поставки?

— В различные медицинские учреждения России уже поставлено более 50 аппаратов. Но мы столкнулись с тем, что медицинское сообщество, особенно на периферии, пока не готово использовать аппараты — просто нет соответствующих зданий. Поэтому пришлось фактически заниматься организацией центров для обучения врачей. В ближайшее время такие центры будут функционировать в Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Москве и Томске. Силами наших сотрудников мы наладили серийный выпуск «Тианокса», и к концу этого года их будет выпущено в общей сложности 145 штук.

— Такого количества достаточно для насыщения рынка?

— Конечно, нет! По нашим оценкам, общая потребность России в «Тианоксах» 12 тысяч штук. С учетом того, что время работы аппарата мы определяем в пять лет, надо выпускать, по крайней мере, 1000 аппаратов в год. Поэтому в следующем году в технопарке будет построен комплекс на 36 рабочих мест, который позволит решить эту задачу в рамках конверсионной деятельности РФЯЦ-ВНИИЭФ.

— А как обстоят дела в этой области за рубежом?

— Длительное время мы были одиноки, поскольку существовало мнение, что подобный аппарат сделать невозможно. Но нам все-таки это удалось, и пока что мы — единственные в мире, кто выпускает аппарат, который имеет разрешение на использование на территории Российской Федерации.

Поскольку публикации о «Тианоксе» прошли достаточно широко, мир узнал, что это сделать можно. В Израиле и США уже есть опытные экземпляры. На сертификацию уйдет 2−3 года, поэтому мы понимаем, что через сравнительно небольшое время мы попадаем уже в конкурентную среду. Поэтому наши аппараты надо делать надежно и хорошо. А то, что они надежны, свидетельствует то факт, что за год поставок никаких поломок, требующих нашего вмешательства, не было.

Вообще NO-медицина развита в мире достаточно серьезно. В частности, в Турции в медицинских учреждениях функционируют около 36 тысяч аппаратов, использующих NO в баллонах. Баллон стоит порядка 6 тыс. долларов, и для нормальной работы требуется 1−3 штуки в неделю. Поэтому наши турецкие коллеги усиленно рассматривают вопрос тотальной замены всего существующего парка на аппараты типа «Тианокс».

— Сейчас «Тианокс» используется для лечения легочной гипертензии, вызванной различными патологиями. Где еще его можно применять?

— Сотрудники НПЦФ под руководством Александра Ширшина и Сергея Буранова работают над новой модификацией аппарата для обработки крови. Дело в том, что при операциях с большими потерями крови из разрушенных эритроцитов в кровь поступает оксигемоглобин и, если не принимать специальных мер, это может привести к повреждению различных органов. Нам удалось показать, что при введении в кровь оксида азота агрессивный гемоглобин превращается в нейтральный. В этом направлении усиленно работают медики. В частности, в Нижнем Новгороде профессор В.В. Пичугин уже проводил успешные операции с протекцией органов с помощью оксида азота.

Достаточно серьезно в клиниках страны оксид азота начал применяется при лечении ковидных больных. Есть опыт, когда применение аппарата «Тианокс» позволяло отменить намеченный перевод пациента на ИВЛ. Применение оксида азота вместе с кислородом в аппаратах ИВЛ позволило довести число выживших с 15 до 75% (данные профессора А.Е. Баутина из центра Алмазова в Санкт-Петербурге). Стало понятно, что надо делать новый аппарат, рассчитанный на бОльшую концентрацию NO, и с нового года будут начаты работы по его созданию, профинансированные из собственных средств РФЯЦ-ВНИИЭФ. За полтора года мы надеемся довести его до уровня, необходимого для сертификации и получения регистрационного удостоверения.

Очень серьезно «Тианокс» начал применяться в санаторно-курортном лечении постковидных больных, которые гораздо быстрее восстанавливаются. Это направление развивается под руководством академика РАН А.Г. Чучалина.

По-видимому, аппарат найдет широкое применение в гинекологии при лечении эрозии шейки матки (оксид азота способствует ее заживлению). Это направление уже практически опробовано.

В ближайшее время начинаются исследования в Институте мозга в Москве под руководством члена-корреспондента РАН М.Ю. Мартынова. Дело в том, что у больных, которым была проведена операция на мозге, возникают проблемы со спазмом сосудов мозга. Ингаляция оксидом азота снимает этот спазм. А значит, можно лечить больных с ишемическим инсультом. С учетом того, что оксид азота растворяет и мелкие тромбы, есть возможность решить и эту проблему.

— Есть ли трудности при внедрении аппарата?

— Продукция специфическая, и просто сделать обычное производство невозможно. Аппарат надо привезти в конкретное медицинское учреждение, настроить, научить персонал на нем работать, сдать его и приехать обратно. Если этим будут заниматься специально обученные люди, то они всю жизнь будут проводить в командировках. Поэтому мы пошли по другому пути: три недели специалист собирает аппарат, а на неделю уезжает в командировку. Ребятам это нравится, потому что география уже до Хабаровска дошла.

Второй момент. Есть масса документов, которые мы никогда не оформляли. В частности, стоит задача сертифицировать новое производство в технопарке по международному ГОСТу. Судя по тому, какие трудности есть с производством российской вакцины в других странах, это далеко не простая задача. Сейчас мы готовим весь необходимый пакет документов, чтобы выйти на рынки СНГ. Заявки есть от всех республик.

По большому счету мы фактически открываем новое направление в медицинском приборостроении, которое я условно называю «плазменная медицина». Кроме оксида азота при отдельных патологиях может серьезно помогать гелий и водород. Но практически нигде нет исследований по совместному воздействию газов. В ближайшее время в НЦФМ будет разработан аппарат, который позволит заниматься комплексной терапией водородом и оксидом азота. Проникающая способность водорода гораздо выше, чем у гелия, который применяется при лечении инсультов с хорошими результатами.

— Как Вы думаете, не эффективнее было бы создать некую международную кооперацию? Или все же выгоднее продавать продукцию, сделанную самими?

— Исторически так сложилось, что мы никогда не повторяли чужих работ. Поэтому наши оригинальные идеи и привели к мировому первенству во многих отраслях физики. Опираясь на наши компетенции, можно серьезно заниматься наукой на стыке специальностей. А это всегда интересно и приводит к новым результатам. Дало ли бы нам что-нибудь международное сотрудничество? Не уверен. Первопроходцы-то мы. Но я прекрасно понимаю, что рано или поздно нам придется передавать технологии в другие страны. Что ж, это будет еще одна сфера нашей деятельности. Надо работать, и работы очень много.

Материал предоставлен пресс-службой РФЯЦ-ВНИИЭФ



Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем
Общество
Нижегородские магазины удивляют покупателей приятными сюрпризами
Даже за минимальную покупку торговые сети готовы делать щедрые подарки.
Общество
Глеб Никитин: задачи по экологическому развитию России сохраняются
Нижегородская область является одним из регионов-лидеров по рекультивации и ликвидации объектов накопленного вреда.
Общество
Объявлена полная программа Дня города Нижнего Новгорода
Праздник пройдет 20 августа.
Общество
В нижегородской Кадастровой палате рассказали, как не ошибиться при покупке участка
В первую очередь необходимо запросить у собственника участка правоустанавливающие документы.