ПонедельникПн, 22 июля 04:30 16+
Сейчас  °C
USD$ 88,02 EUR 96,04

Алексей Нелидов: «Путь к успеху не пройти с сигаретой или вейпом»

4 июня 2024 года, 10:09

Табачная зависимость — изначально проблема идеологическая, а только потом — физиологическая.

Алексей Нелидов: «Путь к успеху не пройти с сигаретой или вейпом»

Разговор о табакокурении как социальном явлении мы с кандидатом медицинских наук Алексеем Нелидовым начали с цифр. Алексей Львович знает эту тему профессионально, поскольку уже более полувека работает психиатром-наркологом, а сейчас является внештатным главным специалистом министерства здравоохранения Нижегородской области, заведующим диспансерно-поликлиническим отделением № 2 по обслуживанию детского населения Нижегородского областного наркологического диспансера.

— Алексей Львович, статистика свидетельствует: все больше россиян обходится в своей жизни без табака. Росстат, ежегодно проводящий выборочное федеральное статистическое наблюдение состояния здоровья населения, утверждает, что за пять лет доля употребляющих табак взрослых (старше 15 лет) снизилась с 24,2% в 2019 году до 18,7% в 2023-м. Ваша практика коррелирует с цифрами статистики?

— Чтобы точно ответить, я должен был бы сделать подворный обход: пройтись вдоль этих домов и выяснить у жильцов, как обстоят дела.

— Мониторинг Росстата так и проходит. В 2023 году они за два месяца проинтервьюировали 60 тысяч домохозяйств во всех субъектах России.

— Я медик, а не статистик, поэтому могу судить только по косвенным признакам. Во-первых, из разговоров с теми, кто к нам обращается за помощью, я знаю, что в их окружении все меньше курящих. А во-вторых, изменилась самомотивация обращения за помощью. Если раньше она в большой степени была принудительной — работали страшные истории про гниющие лёгкие курильщика или «ускоренную табачную подготовку» сердца к инфаркту, — то сейчас мотивы обращений стали более положительными.

Сформировалось у молодёжи общее представление о «примерно здоровом образе жизни». Это не научное название, а скорее набор поведенческих установок и ценностей для достижения успеха, жизненных целей. И в этом наборе курение точно уходит вниз по шкале ценностей.

Есть, правда, одно исключение, и оно меня очень тревожит.

— Вы про вейпы?

— В молодёжной среде, по возрасту где-то с шестого-седьмого класса школы и до середины срока обучения в вузе, возникла мода на имитацию курения с помощью этих самых вейпов.

И хотя это действительно не курение табака, а имитация, вреда от вейпов нисколько не меньше. Даже от тех, в которых нет никотина. Разговоры о том, что «парить» безопаснее, чем курить, только разговоры. Я не видел ни одного действительно научного исследования, доказывающего это предположение. Зато знаю, что никотин из вейпа напрямую и полностью попадает в организм, поскольку не оседает на фильтре, как в сигаретах: сколько напарил, столько и заглотил. Кроме этого, тёплый пар разогревает бронхи, а через разогретую слизистую оболочку никотин и другие гадости всасываются гораздо быстрее и с большей эффективностью: в тёплых тканях все процессы ускоряются. Ну и, соответственно, помощнее все это бьёт по мозгам.

На мой взгляд, не спасает даже то, что большая часть девчонок парят не никотином, а какими-то ароматизаторами. Их не интересует курение как таковое, для них главное — привлечь внимание.

— Лишь бы дым пускать?

— Лишь бы дым шёл да в руке что-то было. Сложно понять, откуда появился позитивный образ «парильщика вейпов». Мы как нация начали, но не успели сформулировать, что курящий человек — это некрасиво, это непривлекательно, это говорит о каком-то его дефекте — обычно психологическом. Тут-то и появились вейпы. «Это не табак, это высокие технологии, это что-то новенькое»…

Часть детей и молодёжи, которые никак не могут реализоваться в каких-то интересных делах, в исследовательской деятельности, в познавательной деятельности, вот они начинают познавать, создавать свою «экспертность» в этих «новых способах» курения, даже не понимая, что вейпинг гораздо опаснее, чем обычные сигареты.

— То есть вы считаете, что решение бросить курить табак или «парить» вейп принимается не из-за страха за здоровье (капля никотина убивает лошадь), а из-за опасений неправильно устроить свою жизнь?

— Частично да. Несколько лет назад (вейпы только начали появляться) у меня был пациент: мальчик девяти с половиной лет. Они с мамой обратились ко мне по поводу некоторых проблем в учёбе. Как-то мы выполняли упражнение «Моё самое лучшее дело в этом году». Мальчик думал, выставив ножку вперёд и подняв глаза в потолок, а потом произнёс: «Я в этом году уже семь месяцев как сам бросил курить!» Выяснилось, что он почти год курил.

Я ему, разумеется, пожал руку и спросил: «Можешь пояснить, почему?» Приведённые им два аргумента я бы пожелал продумать каждому юноше.

Во-первых, он начал замечать, что дыхалка стала сдавать дистанции — паренёк посещал легкоатлетическую секцию.

Во-вторых, на него девчонки из класса начали подозрительно смотреть, когда он закуривал в их присутствии.

В девять с половиной лет молодой человек уже оценивал влияние пагубной привычки на его дальнейшую жизнь. На здоровье — «дыхалка сдаёт». На место в социуме — «девчонки не так смотрят».

У него была внутренняя мотивация стать лучше, и он сам понял, что ему мешает. Самоконтроль такой. Ему хотелось быть классным, героем, а из-за курения не получается.

— Вернёмся к влиянию курения на здоровье, на показатели смертности населения. Есть ли такая статистика?

— Статистика есть. Она, правда, избирательная. Есть, скажем, группа умерших от какой-то болезни, например рака лёгких. И считают, сколько из них курили и с какой интенсивностью. В таких ретроспективных исследованиях выяснили, что курение примерно раза в четыре увеличивает риск заболевания раком органов дыхания — лёгких, бронхов, трахеи и где-то раза в два-три — органов ротовой полости.

Но при курении основная проблема не в раке, а в реакции человека на стрессовые ситуации. Что он сделает? Либо схватится за рюмку, либо начнёт усиленно дымить, заволакивая дымом свой стресс.

Таким образом, вместо развития способностей личности, независимой ни от каких психотропных веществ, он, наоборот, попадает в зависимость от них. И привычным способом преодоления стресса становится рюмка или сигарета. А стрессов в нашей жизни хватает.

Нормальная эволюция человека — это жизнь без каких-либо психоактивных веществ. Ещё раз повторю: это идеологическая проблема.

— Насколько на идеологическое решение человека могут повлиять организационные и финансовые меры, принимаемые государством: увеличение акциза на табак, минимальной стоимости табачных изделий, запрет курения в общественных местах, в общепите, ограничение продажи вейпов и так далее?

— Есть два ответа на этот вопрос. Первый — со стороны науки. Я не знаю на сегодня исследований такой взаимосвязи. Научных, хороших социологических, эпидемиологических исследований, насколько связана, допустим, политика увеличения стоимости и снижения потребления.

И по алкоголю проблема такая же: насколько надо увеличить стоимость какого-то напитка и насколько после этого снизится его потребление. По отдельным регионам такие исследования были, и можно сказать, что влияние незначительное. Скажем, 30-процентное увеличение стоимости пачки сигарет приводит к снижению курения на 3—5 процентов.

Поэтому считаю, что наиболее эффективно решать эту проблему через выстраивание собственной судьбы. Путь успешного развития личности, видение своих перспектив, интересная жизнь точно не включают курение как способ достижения этих целей.

Кстати, пока мы с вами разговаривали, мимо нас — я специально следил — прошли 25 человек, и ни один не курил. В предыдущем поколении это было бы невозможно.



Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем