ВоскресеньеВс, 18 ноября 22:15
Сейчас 0 °C
USD$ 65,99 EUR 74,90

«Ес­ли бы я был сек­су­аль­но оза­бо­чен­ный, я бы та­ких пла­ка­тов не де­лал»

6 июня 2016 года, 12:29

Информационное агентство «Время Н» публикует полный текст интервью заслуженного художника России Василия Чекашова для авторской программы Романа Скуднякова «Без галстука» на ТК «Волга».

— Здравствуйте, в студии Роман Скудняков, в эфире программа «Без галстука».

Этот человек в молодости был пламенным коммунистом: организовывал засады на воров государственной собственности, в знак солидарности с принятием сухого закона на 6 лет отказался от алкоголя. А в 90-е занялся… открытием ночных клубов. У нас в гостях Заслуженный художник России, как иногда его называют «Че Гевара отечественного плаката» Василий Чекашов. Василий Николаевич, здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Как же так — от рьяного коммунистического бойца во времена СССР до растлителя молодежи в 90-е?

— Хлестко сказано! Я и сейчас в душе считаю себя большевиком по тем моральным принципам, которые декларировались в кодексе строителей коммунизма. Давайте не будем обращать внимание на такие формальности, как «строители коммунизма». Конечно, это фантазия, но истинная любовь к людям и посвящение своей жизни, как Че Гевара, для светлых идеалов, для простых людей — они до сих пор у меня в душе живут. Другое дело, что я очень сильно разочаровался в людях, когда понял в 90-х годах, что все это наивные идеи — отдать себя и посвятить свою жизнь людям. Потому что я семь дней в неделю был на улице в оперативном комсомольском отряде, провожал с ночной смены женщин до дома, «вязал» разбушевавшихся пьяных. Затем тренировал в спортивной секции молодых парней, чтобы они охраняли общественный порядок. Все это было бесплатно. В субботу и воскресенье я играл в ансамбле на дискотеках. В 90-х годах я стал разочаровываться в своем мировоззрении, глядя на окружающих. Шквал цинизма и жажда наживы захлестывает все человеческие понятия и ценности.

Строительством ночных клубов, ресторанов и баров я занялся потому, что надо было кормить семью. Я был профессиональным художником и дизайнером, делал, на мой взгляд, уникальные интерьеры. Запуская эти заведения, я проводил работу с персоналом — как обслуживать посетителей, с каким доброжелательным видом, не брать и не вырывать из-за пазухи и карманов посетителей чаевые, а просто создавать приятную атмосферу и кормить людей. Вопрос «злачных» или не «злачных» мест — это вопрос посетителей клубов. Это у нас, русских считается — если пошел в ресторан, тебя должны вынести оттуда. Это значит — хорошо погуляли. Еще и драку «заказать». Кулачные бои испокон веков шли — без этого нет отдыха. Конечно же, не для этого я все строил. Я хотел сделать приятный и хороший интерьер для людей, чтобы было комфортно.

— Вы родились18 апреля. В этот день также родились: представительница одной из самых кровавых семей в истории Лукреция Борджиа, которую выдавали замуж за влиятельных европейских вельмож, а затем убивали её мужей ради новых связей и владений; актер Георгий Вицин, который в отличие от своего героя «Труса», не пил, не курил и занимался дыхательной гимнастикой йогов; рок-музыкант, оказавший огромное влияние на советскую музыку Майк Науменко, который до 15 лет не занимался музыкой — не пел и не играл. Кто из этих людей Вам ближе и почему?

— Точно не Борджиа. Науменко я практически не знаю. Георгий Вицин — его я знал лично. Судьба столкнула нас не единожды. Первый раз в доме кино, когда я готовил буклет-каталог и афиши для больших концертов, там были все наши звезды. Их всех по одному заводили ко мне студию, и я проводил художественную съемку, а потом уже монтировал эти фотографии в общий каталог. Как только зашел Георгий Вицин, в отличие от всех он сел напротив меня, и я еще не успел открыть рот, как нужно его снять, а он уже стал строить всякие рожицы. Я был потрясен! Хотел сказать: «Поверните голову», а он уже повернул голову — превратился в какого-то ежика, то в какую-то птицу. Это человек-оркестр. Причем без всякого сопровождения. Но он очень закрытый был человек.

— Народный артист СССР, пьяница Трус и мечтатель Бальзаминов Георгий Вицин был прекрасным художником — рисовал карикатуры на актёров, пробовал себя в скульптуре, графике, живописи. Несмотря на свою популярность Георгий Вицин крайне ограничивал общение со сторонними людьми, избегал встреч с журналистами. Вы тоже стараетесь избегать встреч с людьми?

— Скажу честно, раз обещал. Стараюсь избегать. Я свой образ жизни довел до того, сто он мне уже напоминает комфортное заключение. Бывает так, что я из мастерской не выхожу неделями, супруга только подносит мне «боеприпасы», домашнюю еду, и у меня нет желания быть в социуме, тем более, делать себе серьезнейший промоушен. Это все было раньше и было желание все это делать, но чем больше я общаюсь с людьми, тем больше я в них разочаровываюсь, но с журналистами я люблю общаться. В данном случае с вами, но и в Москве и в городах, где у меня бывают выставки, это бывает. Это очень креативный народ и я чем-то похож с этим народом.

— Школу Вы ужасно не любили, но при этом учились на отлично. Поделитесь секретом: как можно преуспевать в деле, которое мягко сказать «не по душе»?

— Впервые в жизни мне задают такой прекрасный вопрос, в котором кроется практически вся концепция жизни моей. Прежде всего, я с детства был очень ранимый. Я когда приносил четверку домой, мама говорила: «Да, Вася, твои дела не блещут!». И для меня обваливалось небо. Мне казалось, что я урод, что я такой тупой, если мои дела «не блещут». Когда к 8 марта я приходил в школу, подходил к преподавателю и говорил: «Пожалуйста, спросите меня». И практически все годы я приносил в дневнике пятерки по каждому предмету. Если прошел урок, и учительница забывала меня спросить, я подбегал в конце на перемене и говорил «Ну спросите у меня что-нибудь». Это одно, во-вторых, я очень не любил школу с ее условиями. Я хотел бы развалиться на парте, встать, промяться, пройтись между рядами, а этого делать было нельзя. Но у меня было ранимое самолюбие, и я хотел быть везде первым. Это уже граничило, может быть, с гордыней, каюсь. Только годам к тридцати я освободился от этого греха. Это моя мотивация.

— Вы кстати, занимались вольной борьбой и даже платили своим однокашникам, чтобы они с вами боролись на переменах. Простых драк Вам было мало?

— На переменах занимался вольной борьбой. А вообще я был чемпионом России по греко-римской борьбе. На переменах были бои без правил. Я был зачинщиком, но не агрессивным драчуном. Просто уговаривал товарищей со мной побороться. В силу того, что они уже сто раз со мной боролись, всегда проигрывали. Я хотел конфетку порой съесть, я ее не ел, а нес в школу и за конфетку они могли со мной раз побороться. А потом уже, после пятого класса — не за конфетку, а за сигаретку. У старшего брата возьму сигаретку, и за сигаретку они — с удовольствием. Потом уже стал хитрить. Где-то возьму, «бычок» оторву, одну сигаретку на три раза растяну. Любил я такое движение, пока не пошел в секцию, а там уже по два раза в день были тренировки.

— Вместе со своей супругой Вы уже более четверти века. При этом она всю себя посвятила Вам, оставив работу и занявшись бытом: уборкой, стиркой, готовкой… Психологи утверждают, что одна из основных причин разводов, когда жены погрязают в быту. Вы осознанно пошли по этому пути, чтобы опровергнуть статистику?

— В моем ответе кроется весь секрет счастливых браков. Во-первых, хочу обратиться ко всем, особенно к мужчинам. Если вы хотите иметь преданную верную жену, которая будет вас отстирывать, кормить каждый день свежей едой, то вы должны быть ей благодарны. Когда наступает благодарность, все идет «по чесноку», ты готов пожертвовать всем для своего близкого человека и всегда отметить, какой вкус еды, как чисто в доме, какая свежая рубашка, и только она это может устроить для тебя. Вот тогда женщина имеет в сто крат больше сил. Это не слова. Это пример вам. Я не помню, когда в последний раз я постирал один носок, не помню, когда приготовил яичницу. Я ее и не ем лет, наверное, двадцать. Когда в мастерской я один и что-то закончится, то я могу на раз в микроволновке сделать. Жена вообще это не принимает. Она только готовит на термоплите или в гриле очень здоровую еду. Это огромный труд. Она себя полностью отдала на заклание нашим общим интересам, нашему искусству. Я всегда подчеркиваю, когда она говорит: «Вась, а ты не дашь мне в магазин сходить столько-то денег», я говорю «У нас! Если они есть, то они и твои!». Мы работаем вместе. Если бы не было такого тыла, если бы я так не жил, в таком спокойствии и согласии с собой, своим близким человеком и детьми, то я бы не смог производить такие произведения. Плохие они или хорошие — судить зрителям, но это наше дело и наша общая связка. Она была заведующей отделом культуры обкома в свое время. Говорят, олигархи снимают своих жен-моделей с подиума, а я жену свою снял с этой большой должности, и она встала к плите на всю жизнь. Но это люди с виду так говорят. Это мой худсовет. Она мой творческий партнер.

— Василий Чекашов известен прежде все, как автор скандальных плакатов, например, с изображением алкоголя, половых органов и сигарет. Ваши работы посвящены самым разным темам от борьбы с курением, до проблем с ожирением. Скажите, Вы верите, что посмотрев вот на этот плакат с бутылкой, люди станут меньше пить?


— Это, кстати, самый любимый мой плакат. Однажды на выставке ко мне подошел дедушка и сказал: «Василий Николаевич, вы меня извините, но я смотрю на вас, и мне кажется, что вы сексуально озабоченный». И ушел.

Если бы я был сексуально озабоченный, наоборот бы таких плакатов не делал, а камуфлировал бы темные стороны своей жизни. У меня очень много плакатов посвящено половому воспитанию молодежи и борьбе с вредными привычками — алкоголем и наркотиками, потому что на моем глазу очень много страшных примеров. Конкретно у моих близких было. Я знаю, что это такое не понаслышке и в наркологическом диспансере я был не единожды. Разговаривал лично наркоманами и алкоголиками, и они приходили ко мне на выставки. Суицидники не по первому разу ко мне приходили на выставки, и мы очень много беседовали. Плакатом нельзя изменить человека, скажу сразу. Я не питаю иллюзий. Вообще, говорят, что искусство — это красиво и красота изменит мир. Это неправильно. Красота не может изменить мир. Есть законы более серьезной глубины, но как-то повлиять, создать фон, духовную атмосферу, благоприятную для изменения можно. В частности по этому вопросу, здесь еще раз заострение внимания людей на этой серьезной теме. Даже, на первый взгляд, безобидные занятия, как питье пива, оно в конечном итоге очень сильно влияет на здоровье поколения и на потенцию мужчины. Я не говорю, если пойдет «тяжелая артиллерия» — крепкие напитки. Это до 30 лет терпимо для куража и так далее.

— Кстати, не так давно в Нижнем прошла Ваша выставка, а вообще Вы к нам регулярно приезжаете. Заметили, что за эти годы публика поменялась? Или может город как-то по-новому преобразился?

— По поводу города, я много езжу по России. Я не очень много был на улицах города и беседовал с горожанами, потому что я плотно связан с выставкой. Все-таки, мне кажется, с молодежью дела получше. В прошлый раз я приезжал в парк, который напротив выставочного комплекса, он был весь засижен молодыми людьми, которые из двух рук пили пиво, курили, а сейчас более благопристойно все. В выходные мы гуляли по Большой Покровской и по парку, посмотрели. Я все-таки думаю, что это в целом тенденция такая и в России идет. Молодая новая генерация от поколения к поколению улучшает отношение к жизни, привычкам. Все идет к лучшему. По поводу выставки — наоборот. В прошлый раз намного больше было обсуждений, заинтересованных высказываний и у меня обычно на выставках беседы с молодежью по 3−4 часа. Никак не отходят ребята и все их интересует. Даже такого уровня плакаты они могут расспрашивать часами, потому что у них нет еще опыта этого, и парни только-только входят в жизнь. Девушки молодые все начинают курить, считая, что это престижно. С сигаретой и, вроде бы, есть чем заняться, а последствия будут очень серьезными.

— Мы собрали примеры социальной рекламы со всего мира. Сможете ли Вы догадаться, к чему призывают авторы этих плакатов? Например, вот такой плакат из Польши?


— Видимо, это кровь. Это личный багажный чемодан. Имелось в виду что-то в багаже. Похоже на прачечную. Свою грязь он уносит с собой.

— Не покупайте сувениры, изготовленные из экзотических животных.

— Как специалист по социальной рекламе хочу сказать, что это не очень точная идея. Художник задумал какую-то идею, слоган хороший. А переложить эту идею в сознание зрителя очень сложный процесс. Здесь он неточный.

— А вот это о чем? Из Индии, кстати.


— Здесь идея более прочитываема. Это страшные новости. Что-то, связанное с белой расой.

— Не разговаривайте по телефону за рулем.

— Думаю, неплохо. Впечатляет. Есть такое у художников — показать «мясо». Есть какие-то образы, метафоры более легкие, ассоциативные, а которые напрямую, явно, как тут брызги.

— А вы бы что нарисовали?

— Я бы это тоже связал с «мясом», потому что сейчас вообще эта тенденция очень злободневна. В условиях шквала информации человек начинает шоры выставлять перед собой. Мягкие ассоциативные аллегории человек не воспринимает. Они отталкивают. А когда что-то сверх неординарное, страшное — это человека привлекает. Он читает слоган и что-то для себя начинает понимать. Вспоминаю бельгийскую рекламу года два назад. Там стоит молодой парень, он прислонен к стене футболка безобидная, а стена вся в крови и голова оторванная валяется. Они просто рекламируют футболку. Вот это уже перегиб. А вот на данном этапе нормально держится. Сейчас такое время. Нужно «мясо» человеку, а иначе не достучишься до зрителя.

Наш герой очень любит эпатировать публику, не стесняется цитировать посетителей выставки, которым цитата: «блевать хочется» после просмотра плакатов, и призывающих показывать такое искусство «не в городе, а в тюрьме».

— Неужели Вам как автору не обидно получать такие оценки? Интересно, о чем же говорил посетитель, что ему «блевать хочется»?

— Нет. Я не лукавлю. Я сказал, что в 30 лет я от комплекса ушел. Может быть, даже чуть раньше. Мне нравится, что люди так высказываются. У меня десятки тысяч высказываний за все выставки и 99 процентов — позитивные, но всего один процент я помню. Считаю, что это очень хорошо. Даже если человек неадекватный, все равно хорошо, потому, что он дает свой энергетический вектор на меня. Высказывание, порой не объективное, обидное, но очень полезное. Оно дает мне развитие. Кто-то в Кирове вообще меня обозвал фашистом. У меня был антирасисткий плакат, где стоит скинхед с битой и написано «Россия — для белых!» и стоит евроафриканец с футболкой, на которой по-английски написано матершинное выражение, касающееся белого человека. Видимо, этот плакат он понял по-другому. Я сделал для себя вывод, я очень неточно и очень невнятно прорисовал двух баранов — черного и белого, которые столкнулись лбами. Казалось бы, он меня обвинил в фашизме, а я начал анализировать, почему. Он не заметил сразу, по всему плакату шли такие фризы, они сталкивались лбами. К сожалению, не успел еще исправить.

-А какая у Вас любимая работа?

— Два-три плаката есть, хотя художники говорят, что для них все работы любимые. У меня есть нелюбимые работы, которые я ненавижу. Самая нелюбимая из молодежной серии «Албанский словарь». Это молодежь так «прикалывается», каверкая слова. Положим, «с бодуна» они говорят «Аццкий сушняк» и другие. Я в их стилистике по их глоссарию сделал целую серию, и там самый нелюбимый «Бухла на всех не хватаит». Там такой ночной горшок и изображением человека, но он мне так не нравится, что я его редко брал, а потом вообще перестал брать. Есть такие, которые ненавижу, и они так и валяются в мастерской. Бывало и так, что сделаю и сразу уничтожаю. А есть любимчики. Один из них — «Мира и добра».



Он объездил весь свет, собрал там много международных премий. Последняя премия была два года назад от русской православной церкви. Мне вручили главный приз за этот плакат, он на выставке был в городе Тула. Была всероссийская выставка такая общерегиональная и вручили огромную библию, размером 80 на 70 сантиметров. Обычно библии очень компактные, там написано пятым кеглем, а эта — 14-м кеглем с вензелями. Она была освящена патриархом Алексием еще. Это очень большой подарок для меня.

Потом плакат, которому, наверное, месяца четыре, называется «Бриллиантов хватит на всех». Триптих. В нем несколько слоев прочитывается.



До чего дошли сейчас наши люди, тот пролетариат Шадра скульптура «Оружие пролетариата», я сделал такую аллюзию, как теперь я вижу определенную роль пролетариата. Этот цинизм отчасти олигархический властный и понимание на местах, когда люди уже настолько «оскотинены» нынешним положением и нестабильностью финансовой, устройством на работу и так далее, боязнью за свое подрастающее поколение, что они уже готовы поднимать эти бриллианты вместо булыжников, которые обещают, что им дадут. Этот триптих, мне кажется, очень глубокий.

И еще интересный плакат, который стал одним из самых любимых плакатов всех зрителей. Он называется «Кузькина мать».



Я впервые изобразил Кузькину мать, потому что в 1961 году Хрущев всех пугал этим жупелом, что у нас что-то есть. Я понимаю, что он подразумевал, но я показал как раз баллистическую ракету с ядерными боеголовками «Тополь-М». Она в виде кокошника, так все по-русски, по-доброму, но стоит она недобро на всем земном шаре и за ней недобрый орел черный ядерного взрыва. Там не так все просто. Это не квасной патриотизм. Для умных людей это повод к размышлению.

— «Развод дело тонкое». Не слишком ли банальный смысл, когда супруги начинают делить детей?


— Есть много законов построения плаката, о которых я в последней своей книге пытался рассказать и поделиться с художниками и со зрителями. Это один из законов, когда начинается абсурдистское столкновение, может быть, даже противоположное изображаемого и текста. «Развод дело тонкое» можно понять, как «развод» на деньги, это дележ имущества и ребенок здесь становится разменной монетой. И тогда уже плакат не становится банальным. Потом, есть выражение: «Восток — дело тонкое». Это ассоциации очень далекие с этим. Это можно предположить и преступную деятельность мафии разбора детей, кражи детей на органы. Потом, какое же оно тонкое, когда они ребенка готовы порвать как тряпку, и тут идет абсурдистский вопрос. Был такой удивительный японский плакатист Секо Фукудо. Он говорил, что плакат — это на 70% абсурда и всего лишь на 30 — эстетики. У меня бывает и больше абсурда, а бывает и наоборот.

В зависимости от темы. Все художники и искусствоведы говорят, что должна чувствоваться рука, свой стиль. У меня как такового стиля нет. Я могу во многих сферах работать. Может быть, меня это и губит даже. С другой стороны, как можно рассказать об огромной трагедии всего народа или о пластической операции губ и груди одной женщины. Как можно одним изобразительным языком это сделать? Так нельзя. А есть темы, которые можно с земли поднять кусок грязи и намазать им плакат. Это еще один из приемов и законов моего построения плаката, что средства изобразительные напрямую зависят от контента, темы, идеи. Поэтому одного изобразительного языка нет. Именно в плакате я думаю, что это может допускаться. Ну а в станковых вещах — живописи и графике, конечно, нет. Это получается уже каким-то обманом, аферизмом зрителя, который скажет «извините, а какой же вы на самом деле, если вы и импрессионист и реалист и абстракционист?». У нас есть очень известные художники, которые говорят «А вы знаете, я захотел как-то быть немножко импрессионистом, сделал четыре работы импрессионистские, а вот здесь вот сюрреализм Сальвадора Дали что-то вспомнился». Это неискренность, мимикрия, а в плакате, я вообще вывожу свое «я» за рамки. Не надо себя показывать в плакате. А свой стиль — это как раз показать «я вот так вот делаю, никто так не делает, мой стиль». А у меня стиля нет, я готов себя отдать на заклание. Пусть считают, что я озабочен. Одна надпись была в Магнитогорске «Да он сумасшедший, что возьмешь». И такое может быть, и так могут люди воспринимать.

— Николай П., Нижний Новгород. Вот уже года два как играю на гитаре и пою, и всё равно каждый раз как друзья и семья просит что-то спеть в горле встает комок, а пальцы холодеют. Это навсегда?

— Николай, я хочу сказать, что я тоже немножко пою и играю, аккомпанирую себе, и у меня это тоже встречается. Вся проблема в том, что очень маленькая практика выступлений на публике. Это все идет от волнения. Волнение есть даже у самых великих звезд. Как-то мне повезло выступать в одном благотворительном концерте с нашим народным артистом Баталовым и с Леонидом Филатовым тоже удалось. Я видел, как они волновались перед выступлением. Мы вот так вот стояли рядом перед выходом на сцену, и я видел, как Леонид Филатов держал руки. Я спрашиваю: «Вы волнуетесь?», он отвечает: «Я всегда очень волнуюсь!». Но когда выходит на сцену, он другой. Николаю я могу сказать, надо начинать с того, что перед концертом вы выступаете дома один на полный голос, максимально раскованно. Когда вы будете спокойно дома один концертировать, через это волнение ваше будет уходить. А потом увеличиваете аудиторию, ну и в конечном итоге в кремлевском дворце вы уже будете успешно выступать.

— Легко Вам рассуждать, а слабо показать и сейчас спеть и сыграть пару куплетов о друзьях, наступающем лете? Или только других учить можете?

— Нижегородцы — это мои земляки. По папиной линии у меня бабушка из Нижнего Новгорода. Поэтому ради своих земляков, ради Нижнего Новгорода я готов спеть песню. Она посвящена нашему поэту Сергею Есенину.

— Почему не ушли в музыку?

— Во-первых, у меня не было музыкального образования, хотя, когда я был очень маленьким, думал, что я буду писателем, музыкантом и художником одновременно. Я просто был уверен. Поэтому в четыре года я дал первый концерт на разбитой мандалине. В деревне ее кто-то нашел на сеновале. Там была, кстати, одна струна. Я сидел и пел песни. Я знал много частушек, мама у меня певунья была. Все частушки были приличные. Ненормативная лексика для меня была закрыта тогда. А почему в музыку не пошел? В пять лет меня отец повел в музыкальную школу. На меня посмотрели и сказали «Ой, какой маленький мальчик! Приводите его через год. Его из-за баяна то не видно». Я так расстроился, ждал год, думал — подрасту, а потом папа забыл про меня и так я и был неучем. А потом я ушел в спорт, стал бороться и думал, буду спортсменом. Но я всю жизнь пел, и голос у меня был намного лучше, чем сейчас, потому что я пел каждый день.

Сейчас я пою раз в две-три недели. И, где-то, наверное, в 25 лет я организовал свою рок-группу. Она называлась «Президент» и мы концертировали с рок-группой, а, потом выигрывали региональные конкурсы. Уральский был конкурс телевизионный. Я с комсомольской песней выступал про Магнитогорск на стихи Бориса Ручьева, где я родился в городе, ну и потом когда я уже был в Москве, хотел встретиться с Градским но что-то не получилось, мы поговорили с ним по телефону и я понял, что нет. Сегодня нашлись друзья, которые меня инициируют, чтобы записать вторую пластинку. Первая пластинка у меня была лет 12 назад. Вот эта песня, кстати, из первой пластинки. Сейчас вторая пластинка и музыканты очень серьезные, иначе бы я не взялся с ними работать. Пытаемся записывать второй диск. Там будут песни немножко иного плана — баллады, философии, все тоже мои. Я не вижу, что я особо выдающийся в этом направлении. Это так приятно, потому что людей всегда мучает и убивает, когда им кажется, что они заслуживают большего. Я не заслуживаю больше того, чтобы сейчас вам сделать приятно и моим дорогим нижегородцам. А вот в изобразительном творчестве я вцепился зубами мертвой хваткой и не могу расцепить их в судороге, как Булька у Толстого. Здесь для меня все очень важно и все очень глубоко сидит. Я с детства рисовал и рисовал неплохо, потому что, опять же, нашелся такой учитель, который хотел меня отвезти сразу во взрослую студию, а мне тогда было12 лет и я уже рисовал людей, побоища, города, но он так и не отвел. И у меня не было никакой художественной школы, я сам потом уже после спортивного техникума поступил на художественно-графический факультет, закончил его с отличием и был ленинский стипендиат. Тогда еще работали механизмы мамы «Твои дела не блещут!».

— 1% таланта и 99% пота — такова одна из самых знаменитых формул успеха. А каково Ваше соотношение таланта и пота?

— Этот афоризм я повторял всегда, когда тренировался классической борьбой. С пятнадцати до 21 года я думал, что буду звездой мирового спорта, и я уже входил в сборную Челябинской области. Челябинская и Ростовская области были сильны в классической борьбе, не в вольной, в ней Кавказ держал все эти приоритеты. Я готовился на спартакиаду народов СССР ехать, был чемпионом России и был в прекрасной форме. В 18 лет выполнил норматив мастера спорта СССР и думал, что буду спортсменом. Тогда у нас висел этот слоган в спортивном зале — 99% пота и 1% таланта — это и есть залог успеха. Сейчас в 84 года я думаю, что это неправильный афоризм. Пот должен быть, но талант тоже. Если человек думает, что 99% пота, он работает, а у него не получается, это его травмирует и у человека начинается фрустрация. Собачка у ненцев бежит за кусочком моржатинки и никогда не может ее достичь, так и это. Поэтому, я думаю, талант должен быть, это надо осознавать. Думаю, нужно 50% пота и 50% способностей. Можно привести пример Майи Плисецкой. Она совершенно себя не убивала тренировками у станка, но когда выходила на сцену — она летала. Она лично говорила, что не любила повторять одно и то же. Вот где талант! Пот был, конечно, но не такой, как многие ломают ноги в хореографических училищах до выхода на основную профессию. У нас есть художники, которые не учились, не тренировались особо, а выходили сразу.

— А какая Ваша формула успеха?

— Скажу по-молодежному: будь четким! Если ты наметил цель, надо ее достигать. Если чувствуешь, что она недостижима, крепись, не будь слабаком. Сказал-сделал, пообещал-выполнил. У меня серия плакатов на этот счет есть: «Сказал-сделал!» и изображение парня с отрубленной рукой. Как раньше говорили «Я это сделаю, или положу руку на рельсы».

— Была в Вашей жизни история, когда Вам предлагали рисовать деньги. Вспоминаете ее как анекдот или упущенную возможность?

— Конечно, как анекдот. Вопрос по большому количеству денег мы попытались снять с женой 30 лет назад, потому что другие приоритеты стали. Я всегда говорю так: если не хватает денег, их всегда будет не хватать. Это говорят люди, у которых действительно не все в порядке в семье, потому что основные деньги, богатство, это твои люди, с которыми ты живешь, родные. Не буду вдаваться в подробности, какие деньги я имел 20 лет назад, когда были эти злачные заведения и какие я сейчас имею деньги. Это небо и земля. В сотни раз меньше. Но я отказался от них, потому что это отнимает очень многое. Ты в семье практически не бываешь, ты постоянно на работе, постоянно трезвонят звонки. Но жить надо. Какой-то минимум нужен, я понимаю, что сейчас многие люди меня осудят и скажут: «Сидит, болтает. Хорошо ему, когда он все там накосил». Это не так. Возьмем наших священников, которые действительно свою жизнь посвятили служению Богу и жизни для людей. Они что, много получают? Есть, конечно, в каждом определенном сословии свои маргиналы. Но я считаю, если у человека есть семья, близкие люди — это главное богатство и вопрос денег уходит на второй план. Если их мало, то как-то вместе, сообща можно решить эту проблему.

— Что сделали с художником Владиславом Ковалем во времена СССР, когда тот незаконно рисовал марки на конвертах? Посадили в тюрьму, дали Сталинскую премию, отправили на перевоспитание в Северную Корею или объявили победителем конкурса?

— Победителем конкурса. Скажу вам честно, я не знаю, кто такой Вячеслав Коваль, но я жил в это время. Если он незаконно сделал марки, то, скорее всего, он в конкурсе победил, если как-то талантливо это сделал.

— Художник Владислав Коваль во время учёбы в Москве в 70-х посылал письма родным во Владикавказ. При этом марки на конверты он не наклеивал, а рисовал, и все письма дошли до адресатов в таком виде. Когда министерство печати СССР объявило конкурс на эскизы новых марок, студент Коваль принёс организаторам пачку конвертов и стал победителем, самым молодым за историю конкурса.

Текст: Корр. Мария Сорокина

Картина дня
Рекомендуем
Общество
Вторая беда России? Мифы и реальность отечественных дорог
РИА «Время Н» выяснило, что происходит с российскими дорогами и скоро ли автомобилисты забудут слово «яма».
Внимание!
Региональный Роспотребнадзор дал советы по выбору красной икры
О том, как отличить натуральную икру от искусственной и что обязательно должно быть указано на банке продукта, читайте в нашей статье.
Общество
Прививки от гриппа: семь вопросов о вакцинации
Осень — традиционная пора простуд и гриппа. И, несмотря на то, что пик заболеваемости ждут только в декабре, в регионе стартовала кампания по вакцинации. Корреспондент РИА «Время Н» собрала ответы на самые часто задаваемые вопросы.
Общество
Тамара Глоба о связи с Нижним Новгородом и о титанических изменениях в регионе
Известный российский астролог, писатель и телеведущая Тамара Глоба приехала в Нижний Новгород на второй благотворительный фестиваль «Детский КиноМай». Корреспондент РИА «Время Н» не упустил возможности заглянуть в будущее региона.