ВторникВт, 2 июня 21:02 16+
Сейчас +12 °C Ночью +11…+12
USD$ 69,71 ▼-1,04 EUR 77,64 ▼-0,91

«Я почти 80 лет не могу это забыть…»

20 апреля 2020 года, 15:39 Тема: Год памяти и славы  

Еще одна видеоистория — о судьбе маленькой девочки и ее семьи во время Великой Отечественной войны, рассказанная почетным ветераном Нижегородской области Галиной Александровной Гронской в рамках проекта нижегородского ОНФ «Победа в лицах».

«Я почти 80 лет не могу это забыть…»

Фото: стоп-кадр с видео

Руководитель Дзержинского отделения Всероссийского союза бывших малолетних узников концлагерей фашизма Галина Гронская — необыкновенно обаятельная, задорная женщина. Она с приветливой улыбкой принимает гостей и бодро, по-деловому, решает общественные задачи. Но и в свои неполные 85 лет Галина Александровна Гронская помнит себя шестилетнюю, растерянную и напуганную, под крики фашистов «Алес!», выбегающую из бабушкиного дома. И помнит весь ужас, который ей пришлось пережить потом, в концлагерях Польши и Германии, где она пробыла с 1943 по 1945 годы.

«Я родилась в Ленинграде, но на летний отдых мы всегда уезжали к бабушке в Белоруссию. Там все и началось… Когда пришли немцы, я увидела их в окно в касках, черной форме. Оказывается, это были первые карательные отряды эсэсовцев. Мы выскочили с мамой и братом — ни документов, ни верхней одежды. Увидели, что вся улица окружена немцами и все дома выселяют. Нас погнали на разъезд, где уже стоял состав — всех туда грузили под дулами автоматов. Стоял крик, плач, лай собак… И вдруг налетел самолет — началась перестрелка, все попадали, а фашисты схватили нас, детей, стали нами закрываться. Этот самолет хотел нас отбить, но не смог… И нас увезли», — вспоминает Галина Александровна.

Своим детским сознанием Галя силилась понять, где же начинается, а где заканчивается бесконечная железная дорога, по которой их везли в неизвестном направлении. Это был страшный и голодный путь. На станциях дети выбегали, чтобы просить милостыню, но подавали редко. Ребятня придумала во время бомбежек подбираться к горящим вагонам и смотреть, не удастся ли добыть чего-нибудь съестного. Иногда везло — можно было принести под халатиком почти горящего гороха…

Следующее страшное воспоминание — концлагерь в Польше. После выгрузки весь состав с белорусами — детей и взрослых — раздели донага и поставили в одну общую шеренгу. Это было так унизительно и стыдно, что не удалось вытравить из памяти сотнями хороших послевоенных событий…

Из пребывания в концлагерях она запомнила бараки с нарами из голых досок, постоянный голод и жестокость надсмотрщиков, которые могли убить за подобранное с земли гнилое яблоко. Запомнила неудавшийся побег, который окончился для нее шрамами на спине от зубов овчарки. Запомнила постоянный страх за жизнь и тоску по маме, с которой их разлучили. И как она сама пыталась заменить маму младшему братику… Когда семья воссоединилась после войны, настоящую маму малыш сразу не признал — 27-летняя женщина была седая.

«Моя мама — Галя», — сказал братишка, показывая на старшую сестренку…

Сейчас Галина Александровна бабушка, и молодому поколению она, прежде всего, желает уважения к своим родителям, к старшим. А еще, конечно, здоровья и никогда не знать войны!

Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем
Экономика
Ипотека с господдержкой спасает нижегородский рынок жилья
Нижегородцы стали активнее пользоваться инструментами господдержки на жилищном рынке.
Культура
Памяти Иосифа Бродского: «Brodsky 50» — Morton Street
Корреспондент РИА «Время Н» пообщался с создателями уникального проекта «Brodsky 50».
Общество
Деятельность «разливаек» могут ограничить в Нижегородской области
Планируется расширить минимальную площадь для работы кафе и ресторанов в жилых домах.
Общество
Петр Зубаров: «За отказом от вакцинации может последовать всплеск вакциноуправляемых инфекций»
Пока в мире продолжается пандемия коронавируса, из информационного поля практически исчезли упоминания о других заболеваниях.